Минсельхоз разместил проект федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О ветеринарии»

Данные поправки вызваны тем, что в современной правовой системе России сложилась требующая разрешения ситуация с идентификацией предприятий, производящих животных и продукцию животного происхождения различного назначения.

До 2015 года эта ситуация наносила ущерб только обеспечению безопасности указанных предприятий и безопасности и качеству производимой ими продукции, и, соответственно, усложняла и делала менее эффективной систему надзорных и контрольных мер, направленных на их обеспечение.

В 2015 году эта ситуация стала вредить и экспортному потенциалу России в части экспорта продукции животного происхождения.

Дело заключается в том, что у российских производственных объектов (предприятий) нет единой национальной системы идентификации.

В данном случае имеется в виду именно производственный объект (предприятие) как пространственно-изолированный имущественный комплекс, а не предприятие как юридическое или физическое лицо, поскольку единственное de- jure - предприятие может включать в свой состав несколько изолированных производственных объектов с разными или одинаковыми функциями.

В плане обеспечения биологической безопасности основное значение имеет не то кому конкретный производственный объект (предприятие) принадлежит или с какими производственными объектами (предприятиями) оно связано, а то, как обеспечивается на нем биологическая и пищевая безопасность.

Для обеспечения работы национальной системы идентификации производственных объектов (предприятий) требуется ведение соответствующего национального Реестра и его использование.

Он же требуются для обеспечения прослеживаемости животных и продукции животного происхождения, которое, как это признано мировым сообществом, является одной из главных методологических основ обеспечения биологической и пищевой безопасности.

В настоящее время в России ведется целый ряд реестров, которые включают, среди прочих, предприятия, производящие животных и продукцию животного происхождения.
Это, например, реестры: ИНН, ЕГРЮЛ, ЕГРИП.
Однако указанные  реестры являются основой для идентификации юридических и физических лиц (не всех физических лиц: ЛПХ, где производится огромное количество животных и продукции животного происхождения, не охватываются этими реестрами), а не производственных объектов (предприятий) как имущественных комплексов.

В законодательстве ЕАЭС сделаны две попытки ввести реестр производственных объектов (предприятий) как имущественных комплексов.

Основа первой заложена реализована в Решении от 9 октября 2014 г. № 94          «О положении о едином порядке проведения совместных проверок объектов и отбора проб товаров (продукции), подлежащих ветеринарному контролю (надзору)».

В частности им предусмотрено ведение ветеринарными надзорными органами стран-членов ЕАЭС двух реестров предприятий.

Первый - Реестр предприятий третьих стран («реестр предприятий третьих стран» - реестр организаций и лиц, осуществляющих производство, переработку и (или) хранение подконтрольных товаров (продукции), ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза).

Второй - Реестр предприятий Таможенного Союза ("реестр предприятий Таможенного союза" - реестр организаций и лиц, осуществляющих производство, переработку и (или) хранение подконтрольных товаров (продукции), перемещаемых с территории одного государства-члена на территорию другого государства-члена). В России отвечает за работу по ведению своей части данных реестров Россельхознадзор и ветеринарные службы субъектов Российской Федерации.

Вторая попытка сделана в Техническом Регламенте Таможенного Союза "О безопасности пищевой продукции". Он предусматривает государственную регистрацию как средство осуществление допуска юридического лица или индивидуального предпринимателя к деятельности по получению, переработке (обработке) «непереработанного продовольственного (пищевого) сырья животного происхождения» и ведение соответствующего Реестра зарегистрированных производственных объектов.

Данный Технический регламент предусматривает регистрацию производственных объектов следующим образом:
«Государственной регистрации подлежат производственные объекты, на которых осуществляется деятельность по получению, переработке (обработке) непереработанного продовольственного (пищевого) сырья животного происхождения, а именно следующие процессы производства (изготовления) пищевой продукции:
а) убой продуктивных животных и птицы, переработка (обработка) продуктов убоя продуктивных животных и птицы для производства (изготовления) пищевой продукции;
б) прием сырого молока, сырых сливок и сырого обезжиренного молока и (или) их переработка (обработка) при производстве (изготовлении) молочной продукции;
в) производство (изготовление) и переработка (обработка) яиц сельскохозяйственной птицы и продуктов их переработки;
г) производство (изготовление) и переработка (обработка) продукции аквакультуры и улова водных биологических ресурсов (нерыбные объекты промысла), за исключением продукции растительного происхождения.»

При этом термин «непереработанное продовольственное (пищевое) сырье животного происхождения» не определен.

Учитывая это, не понятно: какие же точно объекты подлежат регистрации, а какие - нет. Ясно, что оба этих Реестра предполагают использование уникальных идентификационных номеров предприятия как имущественного комплекса (одному юридическому или физическому лицу может принадлежать несколько предприятий). Выдаются эти уникальные идентификационные номера «компетентным органом» (орган ветеринарного надзора третьей страны) или «уполномоченным органом» (орган ветеринарного надзора государства-члена).

Совершенно такой же, в целом, методологии придерживается большинство стран-членов ВТО (в это большинство входят все развитые страны и наиболее заметные из развивающихся). Разница состоит лишь в двух аспектах.

Первый заключен в том, что аналоги нашего Реестра предприятий Таможенного Союза обычно национальные, а не наднациональные. Причем даже в ЕС реестры предприятий - национальные, а не ЕСовские.

Второй - в том, что реестры зарубежных стран включают все предприятия такого типа, а не только те, которые имеют право на перевозку подконтрольных товаров из одной страны в другую.

Соответственно, Реестр предприятий Таможенного Союза имеет один крупный недостаток: в нем отсутствуют предприятия, которые НЕ осуществляют перемещение произведенных ими товаров из одной страны-члена ЕАЭС в другую.

Если предприятие такого перемещения не осуществляет, то оно не должно находиться в Реестре предприятий Таможенного Союза. Такое предприятие может осуществлять как производство и оборот животных и продукции животного происхождения для его реализации в России, так и их производство и оборот для экспортирования в третьи страны.

Иными словами, такие предприятия не имеют уникального в масштабах ЕАЭС или России идентификационного номера. При попытке обеспечить экспорт продукции такого предприятия компетентные органы третьих стран требуют от Россельхознадзора предоставления уникального идентификационного номера предприятия, которые, как уже сказано, в правовой системе России отсутствует.

До настоящего времени Россельхознадзор вынужден действовать вне правового поля (т.е. предоставлять предприятиям - экспортерам псевдо номера - номера, произвольно распределяемые Росселхознадзором предприятиям), чтобы обеспечить доступ российской продукции таких предприятий на внешние рынки. Все это представляет собой существенный барьер для развития экспортного потенциала России в данном секторе.

Подобным Россельхознадзору образом (за рамками правового поля) вынуждены действовать, и действуют, ветеринарные службы субъектов Российской Федерации, которым в каждодневной работе необходимы реестры объектов ветнадзора.

В 2016 году появилось еще более существенное препятствие, основанное на отсутствии данного российского Реестра, и касающееся одного весьма перспективного с нашей точки зрения и нового для России метода международной торговли.

Он заключается в том, что крупные сетевые маркеты начинают проявлять заинтересованность в осуществлении de-facto экспорта продукции животного происхождения в третьи страны путем его перемещения из России на другой торговый объект (непосредственно в гипермаркет или на логистический объект), принадлежащей той же сетевой компании.

В то же время для рассматриваемого нового пути экспорта отсутствие Реестра становится практически непреодолимым препятствием. Причиной этого является то, что страны-экспортеры требуют уникальный национальный идентификационный номер предприятия - производителя. Именно - производителя подконтрольного товара, каковым гипермаркеты не являются.

По мнению Минсельхоза процедура должна быть следующей.

Внесение предприятия в Реестр должно осуществляться в виде интернет - сервиса. При этом уполномоченное лицо предприятия регистрируется как пользователь ГИС, осуществляющей поддержание Реестра. После регистрации это уполномоченное лицо вносит необходимые данные о предприятии в Реестр посредством специального веб-интерфейса.

ГИС проверяет доступные данные о регистрируемом предприятии в on-line режиме, или режиме близком к нему, и при положительном результате предприятие вносится в Реестр. С этого момента предприятие имеет уникальный регистрационный номер, может осуществлять иные виды деятельности, для осуществления которых не установлено разрешительных процедур, становится объектом соответствующих видов надзора (контроля).

С полным текстом законопроекта можно ознакомиться здесь.

Подписка на новости

Введите Ваш e-mail